Московский Комсомолец: Лепс и Ваенга ответили из Юрмалы на доносы о «продажности»

В пятницу в Юрмале торжественно закроется фестиваль «Лайма Вайкуле. Юрмала. Рандеву». В чеканном названии собраны лаконичные сетевые «кричалки», чтобы как можно больше людей узнало, что все еще стоит на своем месте город, откуда два года назад со скандалом началась пожарная эвакуация конкурса «Новая волна», собиравшего не только эстрадные «сливки» постоветского пространства, гостей-грандов из европ-америк, но и кучу праздношатающейся публики, наполнявшей курортное местечко бурным движением.

765649784_5806924

В России теперь принято считать, что Юрмала без «Новой волны» совсем загнулась. Но, вроде, жива – такая же опрятная, ухоженная, вовсе не безлюдная, с теми же, а то и вновь понаоткрывавшимися ресторанчиками-кафешками-отелями. Машины с русскими номерами все так же бодро снуют по улочкам и забивают парковки. Местные всех языковых ориентаций стараются тем временем в печальном минусе найти обнадеживающие плюсы – мол, прежний фестиваль-гигант подавлял всю прочую культурно-развлекательную активность, а теперь афиша расписана на месяцы вперед более скромными по размаху, но творчески весьма насыщенными событиями.

Пестрота имен из России на плакатах и впрямь поразила – от Юрия Башмета до Юрия Темирканова и Ларисы Рубальской, от Константина Хабенского до Дениса Мацуева и Дмитрия Хворостовского, не говоря уже про поп-роковую гвардию: «Машина времени», «А-Студио», Денис Майданов, Григорий Лепс, Олег Митяев, Дима Билан, Максим Галкин, Кристина Орбакайте и т.д. и т.п, не считая джаза с Игорем Бутманом, юмора с Александром Реввой и Михаилом Галустяном и даже театра с Геннадием Хазановым…

Но свято место «Новой волны» не могло долго пустовать, местным властям все-равно хотелось чего-то большего. К ответственности «привлекли» Лайму Вайкуле, которую угораздило оказаться в этой ситуации коренной юрмальчанкой, и отвертеться от задания государственной важности она так же не могла, как несчастный Игорь Крутой (уже по госзаданию с другой стороны) не мог не вывезти отсюда все, что столькими годами было нажито непосильным трудом. Запрет Иосифу Кобзону, Олегу Газманову и Валерии во въезде в Латвию во время последней «Волны» по политическим причинам на фоне разладившихся межгосударственных отношений сыграл со всеми роковую и злую шутку.

С тех пор, правда, местный «черный список» не пополнился ни одним российским деятелем культуры несмотря ни на чью и ни на какую политориентацию, но и «святую троицу» вычеркнуть из него никак не получается, несмотря даже на то, что Лайма первым делом пошла по инстанциям с челобитной, когда стало понятно, что надо звать на свой новоиспеченный фестиваль дорогих ей гостей из России и Украины.

Осторожной ланью и мудрой совой латвийская примадонна (как назвала Лайму Елена Ваенга) делала все, чтобы максимально «расслабить» напряженную ситуацию. Придумала оригинальный концепт – не просто набор сборного чеса на четыре дня, а целый парад эксклюзивных дуэтов с гостями, что прежде всего вызывало оторопь от колоссального труда, который на это потратила хрупкая и, в общем-то, не самая юная уже звезда. Четыре дня она не только была главной героиней концертов, но с утра до вечера репетировала все постановки с участниками, разве что не падала с ног.

По рейтингу аплодисментов, который так любит «ЗД», самым, скажем, восторженным приемом были отмечены в первые дни фестиваля (не считая самой хозяйки ивента Лаймы) выступления Григория Лепса, Елены Ваенги, Кристины Орбакайте, Верки Сердючки, Александра Буйнова, Интарса Бусулиса, Потапа и Насти, Сергея Мазаева. Любопытный список, свидетельствующий о том, что помимо хит-парадов и пресловутых форматов, у публики есть всегда свои аргументы и пристрастия, часто очень загадочные для замыленного взгляда иных критиков и инсайдеров шоу-бизнеса. Г-н Мазаев, скажем, недоумевал за кулисами, как его новый сингл «Фотоны» не вписался в формат ни одной (!) радиостанции…

Не только артисты, но и публика были довольны, как сливы (по излюбленному выражению Филиппа Киркорова, на фестивале, правда, не присутствовавшего). Все испытывали приятное дежавю, как бы играя в любимую забаву былой «Новой волны». Тот же зал – правда, наконец отремонтированный (ирония судьбы!), те же звездные дефиле по красной дорожке, та же вип-терасса с блаватниками-раппопортами и прочей вальяжной богемой, даже штабная комната в Pegasa Pils по соседству, где всегда бурлила рабочая суета и откуда интригующе разлетались новости, слухи, последние сплетни, и квартировал, бывало, в любимом люксе с балкончиком Николай Басков, часто веселя фланирующую под балкончиком публику зычными распевками.

Понаехала, разумеется, и российская пресса, не в том уже количестве, конечно, но прибыли освещать, так сказать, событие — с четко и заранее сформулированным «партийным» заданием и установками. Правда, большинство коллег в основном ломанулось высиживать удачу к съемной вилле четы Пугачевой-Галкина в получасе ходьбы от зала в надежде урвать свой кусочек «мегасенсации» в лице Нашей Всего – хоть с детьми, хоть с мужем, хоть одну, хоть на самокате, хоть какую-нибудь… Тут уж, извините, было не до Лаймы с ее фестивалем.

Сама Лайма очень переживала по поводу возможных параллелей с предшественниками, и дабы избежать их назойливости сдвинула даже даты фестиваля с привычного конца месяца на менее удачное время – с точки зрения и погоды, и маркетинговых особенностей места.

Пресса, впрочем, не очень оценила такую «жертвенность» и, продолжая вынюхивать Пугачеву, отстрочила по заданию в центр депеши, которые больше напоминали (по подаче и лексикону) доносы в НКВД с полным перечислением отправившихся «во вражескую страну» артистов. Из всех списков, правда, поначалу подозрительно исчезла фамилия Лепса – видимо, не вписывался этот артист в стройный пазл «предателей» и «продажных душонок», которых заклеймили в первый же день широким «общественным» негодованием с подключившимися в Москве некоторыми деятелями культуры.

Не легче было и артистам с Украины – там, наоборот, негодовали по поводу участия своих звезд в «пророссийском фестивале», проходящем пусть и во «вражеской» (по отношению к России) Латвии. Паноптикум! В результате украинский телевещатель, который транслировал фестиваль, беспощадно вырезал из «прямого эфира» не только Лепса, официально запрещенного в Украине (но, о чудо!, разрешенного-таки в «натовской Латвии»), но даже своих Верку Сердючку да Потапа с Настей.

У нас же вообще никакой телеканал ничего не транслировал, хотя на всю Балтию фестиваль крутил местный филиал одного из российских федеральных телемонстров со знакомым каждому нашему глазу логотипом. Во «вражеской стране» он работает вполне открыто и свободно. А нам, стало быть, ни Лепса с Сердючкой и Потапом, ни вообще никого!

На будущую «Новую волну» в Сочи уже радостно обещан Стинг, так же радостно недавно отпевший на олигархической свадьбе в Москве. Вот, умница, у него музыка – вне политики, и мы его за это хвалим. А ведь по нашей же логике он не должен ехать в Рашу, потому что она «вражеская» для его родины, и должен бы проявить солидарность с группой Bloodhound Gang и Мэрилином Мэнсоном, выгнанными из России, а также объявленными фактически персонами нон-грата Мадонной и Леди Гагой, которых пытались у нас даже судить! Зеркальная же ситуация! Но почему им, этим малохольным западникам, такое в голову не приходит?! У них как-то вот действительно отдельно всё – мухи и котлеты…

Участники фестиваля, сумевшие все-таки сохранить благодушие и доброжелательность в течение всего мероприятия, поначалу даже старались избегать доносившихся из-за разных бугров и кочек «реакций» — не только чтобы не портить настроение себе и окружающим, но и потому, что в этой расслабленной, приятной и дружелюбной атмосфере все эти «козьи морды» воспринимались как дикое исчадие какого-то далекого и нереального ада.

Однако, совсем промолчать было бы все-таки чрезмерным буддизмом, граничащим с отсутствием самоуважения и чувства справедливости. Во всяком случае в своих интервью «МК» Григорий Лепс, Елена Ваенга жестко расставили точки на i, хотя Лайма все-таки предпочла держаться, хотя и с трудом, в рамках дипломатических и человеческих приличий.

6108667_3244417

- Лайма, поздравляю с фестивалем! Видно, какой гигантский труд ты в это вложила. К сожалению, радость премьеры омрачают все эти новости, проклятия и «разоблачения». Как чувствуешь себя?

- Спасибо за теплые поздравления! Не все, видишь, так рады… Для меня, честно говоря, было неожиданным заявление Ильи Резника. Я к нему так тепло отношусь, он так много для меня сделал. От любого человека, кто не в музыкальном бизнесе, я могла этого ожидать, но только не с его стороны.

Это же наша работа! Мы работаем везде, где мы нужны, где нас слушают, и вдруг в какой-то момент выясняется, что мы становимся врагами! А мы и знать об этом не знаем, потому что любим друг друга!

Певец не может замолчать. И самое главное — за что должны страдать люди, которые обожают здесь, в Латвии, русские песни на русском языке? За что вы ИХ наказываете — половину страны Латвии?! Пусть даже и вторую ее половину кто-то считает врагами? Наоборот, надо идти всегда от любви, нежно. Ни в коем случае нельзя допустить злобы. Каждый ведь начинает с себя. У меня нет ни одного человека, которого я не люблю. Я не смотрю все эти ядовитые комментарии, о которых мне говорят. И пусть даже не стараются, до меня это все-равно не дойдет!

- Мда, хотела, как лучше, а получилось… Приходится еще и возлагать на себя миротворческую миссию. Не тяжеловато? Ты же действительно всегда была такой мирной, пушистой…

- Я люблю каждого, кто сюда приехал. К сожалению, у нас не получилось с Валерией. Мы хотели спеть дуэт. Но я не смогла этого сделать! Есть бюрократические формальности, протоколы. Их не могут нарушить волей одного человека. Это – целая процедура, которую запустить мне оказалось не под силу. И я очень сожалею об этом. Я старалась.

- А ты разве не понимала, что ситуация накалена сейчас настолько, что спотыкаться придется о каждую кочку?

- В том и кошмар, что я даже не думала об этом! Я узнала, что ситуация нездоровая, только когда, извини, Илья Резник сейчас вот сказал что-то! Я-то думала, что мы все друзья и у нас все хорошо. Абсолютно искренне говорю. Такое чувство у меня и сейчас. Я же телевизор не смотрю.

- А тебе еще попеняют за вероломство — мол, воспользовалась тем, что бывшие квартиранты съехали…

- Я мечтаю, чтобы «Волна» вернулась в Юрмалу. У меня нет с ней никакой конкуренции. Сколько людей, артистов, молодых исполнителей могли встречаться! В чем они все виноваты?! Ну, хорошо, шпроты нельзя, но исполнителей-то за что? А об этом фестивале я не то что долго сидела, мечтала… Я и певицей-то быть не хотела. Хотела быть доктором. И в Америке диск не собиралась записывать. Пригласили случайно, так получилось, это судьба. И этот фестиваль – судьба. Может, она хочет, чтобы я подержала это место для Игоря (Крутого)…

- А он, кстати, как-то отреагировал?

- У нас очень хорошие отношения. Он пожелал мне удачи, сказал, что, к сожалению, не может приехать сейчас, но надеется, что все пройдет хорошо. И я тоже желаю удачи – не только его фестивалю, но и «Славянскому базару» и всем другим.

Чем больше будет фестивалей, тем больше будет дружбы, тем больше мы будем общаться. В одной книжке написано, что вся планета держится на вибрациях, которые называются любовью. А мы эти вибрации излучаем. Потому во всех религиях любовь и есть краеугольный камень. Эти вибрации необходимы для планеты. Физически необходимы. Так давайте излучать их! Дипломаты, политики пусть занимаются своими делами, ты видишь, что они делают… Но мы-то, люди, не должны… Кто будет держать эту планету?!

- Ты говоришь о «народной дипломатии», но сейчас, увы, это практически убитая категория…

- Но откуда эта злость? Я всегда знала, что можно позвонить, прийти попить чайку с другом. Если плохо, то никакой психолог не нужен, пришел к приятелю, поплакался… Куда мы все это теряем?! Не имеем права!

- Ладно, давай о приятном… Главный креатив фестиваля — твои дуэты с гостями, сколь неожиданные порой, столь и роскошные… Видно, как ты не скупилась ни на физические силы, ни на творческую фантазию!

- И репетиции, и живой звук, все это очень серьезно. На открытии я не пела ни одной сольной песни, хотя почти все время была на сцене. Большое счастье, что весь креатив строится на этих дуэтах.

Я узнаю многих артистов ближе, когда репетирую с ними. С Хиблой Герзмава, с Ларисой Долиной я, например, репетировала дома. В такой обстановке открываются стороны у людей, о которых ты раньше не знала, не подозревала, и люди становятся ближе. Потому я и говорю, что для меня это большое счастье. Я узнаю своих даже давнишних коллег с неожиданных сторон, начинаю любить их еще больше. Они становятся частью моей души.

- Ваенга вот в интервью загадочно сказала, чтобы я сам у тебя узнал, как и почему ты ее пригласила…

- Она работала в Риге в огромном зале. Я пришла, впервые увидела Лену на концерте. Она мне о-очень понравилась! Настолько она была своеобразная, другая, со стержнем, что называется. А мне именно такие артисты и нравятся. Свободная на сцене, эти руки, движения, как она дирижирует оркестром… Она была совсем не такая, как я себе представляла. Очень классная, своеобразная, талантливая. Начинает свой концерт стихами, переводит их в песни… Такое не делает никто! И теперь я счастлива, что спела с ней дуэтом.

- И впервые, кажется, был дуэт с Кристиной Орбакайте, для которой ты стала когда-то «путеводной звездой», по ее признанию, когда в 6 лет она увидела тебя, танцующую и поющую, в варьете Juras Perle, едва выглядывая головой из-за высокого стола, и сказала тогда маме Алле, что хочет быть, «как та тетенька»…

- Ха-ха-ха! А еще есть нюанс – как она с ума сходила от моих туфель. Туфли действительно были сумасшедшие для того времени, прозрачные, словно стеклянные, необычные, на огромной платформе… Я сразу вспомнила эту историю, потому и сказала, объявляя, что Кристина давно уже находится в музыке, и нас познакомила Алла Пугачева.

- А песня Аллы «Голубь сизокрылый» венчала всю историю…

- Конечно! Все связалось. Надеюсь, когда-нибудь мы все выйдем на сцену. Может, на следующем фестивале.

- Супер! Хотелось бы, конечно, и сейчас. Тем более, что Алла сидит же тут по-соседству, на курортной вилле…

- Она сказала, что пока по телевизору будет смотреть. Но я знаю, что ничего нет страшнее для известного (тем более – такого!) человека, как собраться и куда-нибудь выйти. Ведь смотрят не так, чтобы просто — здрасьте. Смотрят же ведь – ага, что у тебя не так, не сяк… Эти взгляды сжигают тебя, ты не можешь их долго выдерживать. Поэтому я понимаю Аллу. Хотя, она была готова придти, а потом, очевидно, сработала наша расслабленная юрмальская атмосфера, которая всасывает так, что ничего, кроме спортивного костюма, уже и не хочется надевать.

9549951_4918984

- Гриша! Добро пожаловать в Юрмалу – почти прямиком из Сирии с базы российских ВВС. И поздравления с попаданием в список «предателей» и «продажных душонок», только что обнародованный в России. Как себя ощущаешь?

- Ха-ха-ха! Замечательно ощущаю.

- А без шуток? Ведь уже не просто идет какая-то борьба мнений, взглядов. Пещерная оголтелость, всепоглощающая злоба, торжествующий маразм выжигают все живое вокруг, тебе так не кажется?

- Ну, ты сам ответил на свой вопрос. Злоба и глупость часто неразлучно соседствуют, но эти категории для меня непонятны… Непонятно мне это, в том числе и потому, что приехали мы сюда поддерживать не какую-то конкретную страну или политику, а приехали, во-первых, к своей подруге Лайме, она нас просила. Потому что мы дружим и общаемся, это – замечательная артистка, очень много сделала для музыки – и в Латвии, и в России, и еще даже в СССР. Именно поэтому мы здесь. Никаких денег мы не зарабатываем…

- Ну, кто-то и зарабатывает. Это разве порочно? Не птички же – бесплатно петь…

- Мы лично не зарабатываем, извини, так получилось… Потом, я впервые привез на такую авторитетную сцену молодых артистов из моего центра. Шариф, который уже довольно известен, певицы Ромади, Таня Ширко. Очень здорово поющие люди, интересно посмотреть, как они себя проявят на такой сцене. Им это полезно, а мне и полезно, и интересно.

- А что все-таки делать с этим тотальным помешательством на почве клинического ура-патриотизма?

- Я не думаю, что с этим нужно что-то делать, поскольку я абсолютно убежден, что рано или поздно здравый смысл возобладает над всем остальным. Музыка и спорт всегда должны быть вне политики.

5837949_5758858

Мы, во-первых, поем для людей. Во-вторых, мы поем русскую музыку для тех, кто живет в том числе и за рубежами России. Эти люди, ребята, девчата, целые семьи нуждаются в этом, ждут таких встреч. Это тот самый «русский мир», о котором мы не имеем права не заботиться и не поддерживать, в том числе своим творчеством. Так что мы, как говорится, убиваем сразу нескольких зайцев. Хотя это была не основная идея и цель. Мы приехали на фестиваль музыки, в гости к человеку, чей авторитет и уважение к которому вне всяких сомнений.

- Как пел Джон Леннон: make love, not war – творите мир, а не войну?

- Примерно так.

- Но артистов сейчас используют все чаще как орудие в политических игрищах, а сами артисты, как видим, порой с сервильным блеском в глазах в это охотно вовлекаются.

- Все-таки, думаю, это политики какие-то пытаются таким образом нажить себе баллы и очки. Не знаю, зачем им это нужно? Думаю, что они глубоко заблуждаются.

- А со стороны Латвии к тебе претензии есть? На прошлом сольнике здесь же в «Дзинтаре» ты гордо поднимал наш триколор, скажем. Не журили? Хотя, судя по тому, что ты снова здесь…

- Нет, ничего не было, прекрасно относятся, встречают, провожают, я благодарен. Все в порядке.

- Творческий креатив Лаймы на этом фестивале – дуэты. Ты человек, дуэт с которым мечтает, кажется, спеть каждый из действующих известных артистов. Чем объясняешь такую страсть к себе?

- Здесь мы делаем даже не дуэт, а трио, с нами поет еще Интарс Бусулис – песню «Мир хрупок». Лайма – выдающаяся женщина, одни плюсы. Я впервые с ней выхожу на сцену, чтобы спеть. Посмотрим, как получится. А чем объясняю такую страсть? Не знаю. Может, всем кажется, что они станут от этого чуть больше? Я всем благодарен за то, что они хотят со мной спеть. К сожалению, со всеми я не смогу. Жизни не хватит. Но, если вижу, что песня хорошая, вижу в произведении перспективу, то, как правило, соглашаюсь. Будут дуэты, вероятно с Ириной Аллегровой скоро – новые, хотя держится пока это в секрете. У нее скоро праздник.

- С Ириной Александровной – уже добрая традиция. Скоро на целый альбом дуэтов напоете. Так любите друг друга!

- Ну, если будет на то воля Божья – пускай… И альбом, и сингл, и все, что хочешь…

- Остается понадеяться, что мы доживем до той поры прекрасной, когда добро будет побеждать зло, как в сказках, а не наоборот, как сейчас в жизни…

- Все будет хорошо, поверь!

***

Елена Ваенга, присутствие которой на фестивале тоже вызвало форменный паралич у «патриотически» настроенной публики, не ожидавшей подобного «предательства», есть свое отношение ко «многим мерзавцам».

6711537_4520612

- Меня никто не пинал в Латвии, — недоумевает певица, — у меня прекрасные отношения с правительством Латвии, они считают меня хорошим человеком и хорошей певицей, представляешь! Они мне об этом говорили. А я с гордостью представляю здесь свою родную страну Россию, пою для людей, которые любят не только меня, но и русскую культуру, пою на фестивале у певицы, которая сама — неотъемлемая часть российской музыки и эстрадного жанра. Что здесь непатриотичного и чью «не ту сторону» я приняла?!

Риторический вопрос Елены требует, конечно, разъяснения. Коротким комментарием от артистки я не мог ограничиться еще и по той причине, что «ЗД» очень долго искала встречи с этой самобытной и уникальной певицей, и это счастье случилось только в Юрмале! Скоро читайте на сайте «МК» большое интервью с г-жой Ваенгой о ее мотивах в творчестве и в человеческих отношениях, об ее учителях и любимых жанрах, о войне с журналистами и о том, что она ищет на сцене и в музыке, что считает действительно патриотичным и, конечно, о неожиданном появлении в гостях у Лаймы.